Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Июл 27, 2015 in Личности

Великий учёный-богослов Курамухаммад-хаджи Рамазанов

alim_Kuramuhammad Восемь лет назад, 26 июля 2007 года, в результате теракта погиб великий учёный-богослов Курамухаммад-хаджи Рамазанов. Согласно благородному хадису, смерть ученого-богослова подобна смерти всего человечества.

Смерть Курамухаммада-хаджи стала невосполнимой потерей и утратой для всей мусульманской общины. Невозможно оценить урон, который понесли мусульмане с потерей этой яркой личности. Только после того, как ушел от нас этот светоч Ислама, мы поняли, какого великого блага лишились.

Однако в памяти мусульман он останется еще надолго. Просим читателей прочесть суру «аль-Фатиха» и посвятить вознаграждение душам Курамухаммада-хаджи и Абдуллаха-хаджи Рамазановых.

 

«Богатыря Ислама, современного Навави-Курамухаммада – в Рай гурии вознесли…»

Саид-афанди аль-Чиркави

Настоящую кульминацию противостояния Исламу уготовил XX век. После Октябрьской революции мусульманам России пришлось пережить множество трудностей. Веками прижившаяся арабская графика была заменена сначала латынью, затем кириллицей.

Стали арестовывать религиозных деятелей, их ссылали в Сибирь и приговаривали к расстрелу. Только из одного Дагестана в страшные 1930-ые годы были сосланы и расстреляны более 4700 известных и признанных богословов и алимов. Среди приговоренных к расстрелу был и выдающийся ученый начала XX века, шейх всех тарикатов Хасан-афанди из Кахиба. Его преемник Мухаммад Яъсуби из Ассаба покинул мир, находясь в заключении в городе Дербент.

Очень мало кто уцелел в те годы. Около 70-ти лет была запрещена всякая пропаганда религии и совершения любых действий, имеющих отношение к ней. Несмотря на все трудности, оставшиеся в живых, сохранили и передали потомкам богословие

Поистине, невозможно остановить слезы и не дивиться, когда размышляешь о тех трудностях, которые пришлось перенести Пророку (салляллаху аляйхи васаллям), когда он распространял Ислам на земле! Ради религии Аллаха он терпел голод, жажду, покинул родину, разорвал родственные узы, но привел общину к истинному пути, к спасению и к справедливости. Тем не менее, даже у такого совершенного человека, как Посланник Аллаха (салляллаху аляйхи васаллям) были недруги. История свидетельствует, что его пытались убить, отравить ядом, за его голову было обещано множество верблюдов. Но, Истина восторжествовала, и справедливость распространилась.

Подобные недоброжелатели не перевелись, и не отошли от своих грязных помыслов и после него.

Подло были убиты трое из четырех праведных халифов (да будет доволен ими Аллах!) – Умар,

Усман и Али, внук Пророка (салляллаху аляйхи васаллям) Хусейн, а также много других сподвижников Пророка (салляллаху аляйхи васаллям) и ученых Ислама. Каким бы сильным ни было противостояние, религия распространилась по всему миру.

Противостояние добра и зла происходит с сотворения мира. Пути добра, правды открыты и ясны.

Зло же имеет подлые, тайные, хитрые дороги. Говорящий правду никогда не скрывается, не таится и не боится ничего. Тот, кто совершает подлость, следуя своим низменным, мирским, мелким желаниям, вынужден постоянно оглядываться.

Большой потерей для мусульманского мира стало и убийство алима Курамухаммада-хаджи Рамазанова в июле 2007 года. После ночного намаза по дороге домой была подорвана автомашина, в которой находился заместитель Муфтия Дагестана. Это был ученый, алим, которого признавали все. Он посвятил жизнь распространению Ислама, для него не существовало более высоких ценностей, чем даават (исламский призыв). Убийство каждого предводителя наносит вред не только его семье или окружению, но и всей исламской общине.

Как бы мы ни старались его оценить, мы никогда не сделаем это так, как оценил его досточтимый шейх Саид-афанди аль-Чиркави, и вряд ли кто другой знал его лучше, чем шейх: «…Он многое сделал, многое оставил после себя: учеников, книги, добрые дела, хороших детей. Он, как никто другой, работал на пути Ислама каждый день и каждую минуту. И потому даже смерти его может позавидовать любой праведный мусульманин. Разве за каждым мусульманином так плачут тысячи его братьев и сестер по вере? Разве за каждого читается столько молитв во всех мечетях? Разве к родственникам каждого идут такие нескончаемые вереницы соболезнующих? Он заслужил такое почитание и глубокое уважение.

В его жизни трудно было найти такое время суток, когда бы он не работал над написанием книг, составлением проповедей или не совершал бы служение Аллаху. Тот день перед смертью Курамухаммад-хаджи провел также в молитвах и возвращался после cалавата (собрание мусульман, где коллективно благословляют Пророка (салляллаху аляйхи васаллям)) домой. Только такие особенные люди могут умереть в подобной чистоте, в благословенный месяц Раджаб, в ночь на пятницу.

Может быть, мое сравнение Курамухаммада с имамом ан-Навави, который так же, как и он, прожил недолгую, но очень яркую жизнь, и остался навеки в памяти потомков мусульман, смутит некоторых или не понравится кому-то. Но, если говорить относительно сегодняшних дней, то я бы назвал Курамахаммада-хаджи – имамом Навави нашего времени…».

Таков краткий смысл назму (стихотворения) шейха Саида-афанди, которое он посвятил Курамухаммаду-хаджи. У арабов есть поговорка, что смысл стиха находится в голове поэта. Мы не в состоянии понять всю глубину и весь смысл слов шейха Саида-афанди, но все же давайте попытаемся дать пояснение того, что нам доступно. В назму, посвященном Курамухаммаду-хаджи, шейх приводит несколько достойных качеств, при этом наличие одного из них достаточно было бы для достижения счастья в этом мире и в Вечной жизни:

Имам ан-Навави нашего времени

На одном из маджлисов Саид-афанди назвал Курамухаммада-хаджи, еще при его жизни, «имамом ан-Навави нашего времени». Изучая эти два образа, мы найдем много сходства. На самом деле их судьбы во многом схожи. Как и ан-Навави, Курамухаммад-хаджи многое сделал для развития и возрождения Ислама.

Мухийддин Абу Закария Яхья бин Шараф ан-Навави (631-676 г.н.э.), родился в небольшом селе Нава, что находится в Сирии. С раннего детства он отличался кротостью и добронравием. Историки и исследователи доказывают, что ан-Навави был одним из больших аскетов (захидом), то есть человеком, добровольно отказавшимся от мирского ради довольства Аллаха. За все время работы преподавателем в медресе Ашрафия в Дамаске, Навави не имел своего жилья и не старался иметь его, а жил в комнатенке (худжре) при медресе. В то время преподавание было хорошо оплачиваемой работой. Навави не брал плату за работу, а когда у казначея собиралась его годовая зарплата, на нее приобретал необходимые книги или другое оборудование для медресе.

«Мне иногда казалось, что он вообще не знает, что кроме исламских книг и служения Аллаху есть еще и другой материальный мир», – говорит о Курамухаммаде Рамазанове Муфтий Дагестана Ахмад-хаджи. Это достаточное свидетельство того, что он не думал о мирском богатстве. Курамухаммад-хаджи жил в доме, подаренном ему братом по вере, сам он ни на один час не отвлекался на посторонние работы.

На прибыль от издания одной книги он издавал другую книгу или раздавал ее людям. Так же он на собранные от продажи своих книг деньги покупал книги ученых Ислама и раздавал их по мечетям и медресе. Как имам ан-Навави, Курамухаммад-хаджи тоже уделял огромное внимание преподаванию. Он обучил сотни человек и довел их до уровня алимов. Он всегда находил время для уроков. Преподавал не только в медресе, но и в мечети, а утром, вернее, на рассвете и по вечерам — давал уроки у себя дома. Казалось, что у него не было времени, когда бы он не преподавал, не обучал кого-то Исламу. Досточтимый шейх Саид-афанди пишет: «Многочисленны группы твоих учеников – Да защитит их Аллах, одарив благодатью!»

Ан-Навави оставил после себя огромное наследие в виде важнейших книг по исламской юриспруденции. Всего перечисляют около шестидесяти (завершенных и незавершенных) его трудов по богословию, которыми пользуются алимы всего исламского мира. Курамухаммад-хаджи также огромное внимание уделял написанию книг, которыми сегодня заполнены исламские библиотеки учебных заведений Дагестана.

Повеление и отвержение несоответствующего исламу

Когда ан-Навави видел, что кто-либо совершает запретное деяние, ничто не могло остановить имама от выражения недовольства и воспрепятствовать ему в этом. Курамухаммад-хаджи также ни пред чем не останавливался, когда видел, что совершается что-то несоответствующее Исламу и порочащее веру. Он сам посещал этого человека, наставлял его. А если таким образом добиться результата не удавалось, то писал личное письмо, потом открытое письмо, выступал с проповедями, публиковал статью и так далее. Он был инициатором объявления борьбы с тем злом и грехом, которые происходят сегодня в саунах и игровых залах.

Имам ан-Навави по пути передвижения читал книги. Курамухаммад-хаджи тоже всегда имел в дороге книгу или рукопись. По просьбе авторов, для редактуры у него всегда была с собой куча распечаток книг, статей. Даже в городе по дороге в мечеть, на работу, в медресе он в машине читал и проверял что-либо из подобных материалов.

Шахид

В Коране есть аят: (смысл) «Тех, которые были убиты на пути Аллаха, не считайте мертвыми. Нет, они живые, они у Аллаха! Они у Господа своего получили добрый удел!» ( сура «Аль-Имран, аят 169).

Шахиды в Исламе бывают различных видов: шахид дунья и ахирата, шахид дунья и шахид ахирата.

Шахид дунья и ахирата – тот, кто был убит, воюя с неверными на газавате, во имя возвышения Слова Аллаха. Подобный газават должен быть совершен по решению (дозволению) алимов, и убит такой человек должен быть непосредственно в бою. Шахид дунья – тот, кто пал при вышеприведенных условиях, но выход на газават его не был во имя Аллаха. Его хоронят, как и шахида мира (дунья) и ахирата. В миру он является шахидом, но от Аллаха ему нет ничего, кроме как наказания за то, что ради рия (показухи) он отправился в бой.

Перед людьми же он бывает шахидом, так как они не могли знать о намерении павшего.

Шахид ахирата – тот, кого убили насильственным путем (зульму), кто сгорел в огне, утонул, умер в результате различных болезней в брюшной полости. Под эту категорию шахида попадает Курамухаммад-хаджи. Он умер насильственной смертью, вдобавок еще и сгорел в машине. Насильственную же смерть он получил от недоброжелателей Ислама.

Они не знали, что еще можно сделать, чтобы остановить его даават, кроме как лишить его жизни.

В ночь на пятницу, совершив вечерний и ночной намазы в мечети с джамаатом, прочитав между этими намазами салават и свою последнюю проповедь, Курамухаммад-хаджи покинул этот бренный мир. Большой ученый Ислама по дороге домой, в свои последние мгновения жизни читал священный Коран: суру «Ясин». (Об этом рассказал его ученик Магомед-Расул, находившийся рядом с учителем в машине и которого по воле Аллаха вынесло из машины взрывной волной, он остался жив и работает, по сей день, во благо Ислама на сайте islamdag.ru).

Курамухаммад-хаджи больше всего в своих мольбах просил хуснул хатимат, то есть «счастливый уход из этого мира». Для того чтобы получить хуснул хатимат, нужно всю жизнь прожить достойно – говорил он, и сам беспрекословно следовал этому. Он много вспоминал о том, как красиво ушел из жизни его брат по вере и близкий друг покойный Муфтий Дагестана Сайидмухаммад-хаджи, которому по дороге на пятничный намаз, при чтении азана, руки убийц подарили высокую степень перед Аллахом. Таким же оказался конец и самого Курамухаммада-хаджи: в ночь на пятницу, возвращаясь с намаза, читая Коран, и также вместе с братом, они покинули этот мир в результате насильственной смерти. Оба друга погибли на пути Всевышнего, и, уверовав в приведенный аят, мы свидетельствуем, что они являются шахидами ахирата. Надеемся, что они в ахирате будут совершать шафаат (заступничество) за своих современников.

Предводитель служителей шариата

Шариат – это тот истинный и правильный путь, которому нас научил Аллах через Своего Посланника Мухаммада (салляллаху аляйхи васаллям). Держаться этого пути нас учат алимы, изучившие науки, идущие от Пророка Мухаммада (салляллаху аляйхи васаллям). Для того, чтобы люди приняли то, чему их обучают, сами обучающие тоже должны следовать тому, чему обучают. Как бы ни старался тот, чьи деяния не соответствуют знаниям, он не сможет должным образом передать науку ученикам. Такое же требование предъявляется и к проповеднику. Всевышний избирает определенных людей, которые держатся истины и ведут за собой других. Таким избранным человеком был и Курамухаммад-хаджи. «Предводитель служителей Шариата» – это очень высокое и ответственное звание в наш век, когда разрушены все ценности, и утеряны любого рода нравственные ориентиры. Сколько людей отступило от греха, сколько людей совершили покаяние благодаря проповедям алима! Курамухаммад-хаджи был настоящим предводителем тех, кто призывает к Исламу.

Мюрид, которым довольны устазы

Для мюрида самое главное, чтобы им был доволен его устаз (шейх). Хасан-афанди пишет, что довольство устаза есть довольство Аллаха. Состояние, которым бывает доволен устаз, – это такое состояние, в котором человек обязан во всем придерживаться пути Аллаха, идти по истинному пути, все время упоминать Всевышнего. Выступая на маджлисе, приуроченном завершению работ в мечети имени имама Шамиля, где имамом работал Курамухаммад-хаджи, шейх Саид-афанди из Чиркея сказал, что он доволен алимом настолько, что даже испытывает чувство смущения пред ним. Такую высокую оценку Курамухаммад-хаджи заслужил искренней работой на пути Ислама.

Алим ахирата

Также как и шахиды, алимы делятся на алимов дунья (этого мира) и алимов ахирата (вечной жизни). Алимы, которые обладают соответствующими богословскими знаниями и строящие жизнь согласно приобретенным знаниям, являются алимами дунья и ахирата. Алимы дунья – это те ученые, которые приобрели знания, но сами не ведут соответствующий этим знаниям образ жизни.

Курамухаммад-хаджи был по-настоящему алимом ахирата: все его деяния соответствовали Корану и сунне Пророка (салляллаху аляйхи васаллям), любую беседу он направлял в русло Ислама. Он оживлялся только когда говорили об Исламе, о распространении наук; от всей души проявлял радость по поводу открытия исламских учебных заведений. Курамухаммад считал праздником посещение религиозных маджлисов и передачу другим собственного опыта в деле призыва к Исламу.

Муфтий Дагестана Ахмад-хаджи Абдулаев говорит о нем, как о работнике: «Я могу смело сказать, что так, как работал он, мало кто вообще умеет работать. И при этом он не раз приходил ко мне с вопросом, доволен ли я его работой? Что ему нужно еще сделать? Есть ли у меня к нему какие-то поручения? Все это удивляло и вызывало особое уважение…».

Курамухаммад-хаджи имел троих детей: двух дочерей и сына. С раннего детства он дал им прекрасное исламское образование и воспитание. У него было две жены, которые с уважением относились к любому решению мужа. Он этого добивался не грубым словом, а лишь справедливым отношением к ним и высокой исламской моралью.

Курамухаммад-хаджи призывал к учебе как светской, так и религиозной, а также к созданию и сохранению семьи. Он говорил, что только таким образом можно сохранить нацию здоровой. Огромное внимание он уделял истории, всегда проводил параллели между прошлым и настоящим, старался на примере славных предков привить патриотические чувства подрастающему поколению.

Источник:  islamdag.ru