Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Июл 3, 2016 in В России, Новости

Совету муфтиев 20 лет!!!

1437038520Совету муфтиев России — 20 лет. Эта структура сыграла не только решающую роль в современной истории мусульман РФ, но и в целом всего государства. 

Протокол о создании СМР был подписан 1 июля 1996 года. С этой даты также начинается отчет 20-летнего служения муфтия шейха Равиля Гайнутдина в качестве его председателя. 

Историческую роль Совета трудно переоценить. В далеком  96 году современная российская государственность переживала период трудного и мучительного становления. Еще только проглядывались контуры ответственной политики, которая выведет Россию на подъем в начале «нулевых». В мусульманской среде тоже шли свои сложнейшие процессы становления и самоопределения. И были самые разные перспективы, далеко не только радушные, и открытые серьезные угрозы.

Грубо говоря, все бытовавшие тогда подходы и угрозы можно свести к двум ключевым. Первый — тотальное и принципиальное отрицание российской государственности в принципе. Отсюда —  национализм, сепаратизм, экстремизм и, наконец, терроризм. Все это обернулось колоссальными страданиями для мусульман Северного Кавказа и всей нашей страны. Горький урок 90-х с его кровавыми утопиями мы все уже никогда не забудем.

Второй подход — псевдолоялизм отдельных групп официального мусульманского духовенства. Не желая понимать глубину трансформаций переживаемых нашим отечеством, они попытались сохранить советский порядок отношений мусульманской общины с государством, обществом и, самое главное, с собственной паствой. Это не требовало от них особых усилий в сфере просвещения масс, работы с радикализирующейся молодежью, с властями — в плане формирования взаимовыгодной и эффективной модели государственно-исламских отношений, отвечающей реалиями нашего времени.

Выбранная ими модель «советского Ислама» вскоре доказала свою несостоятельность в новой России. То, что умерло, нельзя было воскресить. Авторитета в массах и влияния на процессы самоопределения мусульманской уммы нашей страны она уже не имела. Даже в ритуально-бытовой сфере муллы советского образца и мировоззрения к «нулевым» были постепенно вытеснены более образованными и современными молодыми кадрами.

Но «советский Ислам», несмотря на свою внешнюю безобидность и даже комичность, с государственной и политической точки зрения крайне опасен. Это угроза сопоставимая с экстремизмом. Ведь игнорирование и попытки загнать вызовы внутрь, а не отвечать на них, ведет к разрастанию проблемы в геометрической прогрессии. Что мы и наблюдали в российской умме на рубеже 90-х и «нулевых».

В этой связи понятно, почему модель «советского Ислама» потеряла какой-либо интерес и для политической элиты. На этот «вчерашний день» еще порой пытаются делать ставку безответственные и недальновидные чиновники мелкой и средней руки в отдельных регионах и ведомствах, а также открытые исламофобы. Но даже они понимают, что имеют дело с некоей странной переходной формой. Т. е. с их стороны это тактический шаг, а не стратегическое решение. «Исламской дилеммы» (комплекса проблем, связанных с Исламом и мусульманской общиной) в России «советские» муллы не дадут по определению.

В такой обстановке Совет муфтиев России стал центром реализации единственно верного, самого трудного и не сулящего быстрые дивиденды проекта. Он взвалил на свои плечи неблагодарную задачу интеграции Ислама и многомиллионной общины его последователей в ткань современной российской государственности. Речь идет ни больше, ни меньше о формировании гражданской идентичности мусульман РФ, чтобы люди чувствовали себя полноценными мусульманами и полноправными гражданами своей родины, не видя в этом никакой проблемы, а наоборот гордясь статусом российских мусульман.

СМР на практике показал, что это возможно. В его деятельности реализовался путинский тезис, что «Россия — и мусульманская страна». На данной основе наша умма стала успешно развиваться в «нулевые», четко осознавая себя неотъемлемой частью Российской Федерации и всячески стремясь к общему процветанию, добрососедству и взаимопомощи со всеми согражданами.

Естественно, в результате такой выдающейся и сложнейшей работы, когда постоянно надо было идти по лезвию бритвы, между Сциллой и Харибдой, учась на чужих и собственных ошибках, набивая шишки и натирая мозоли, часто приходилось сталкиваться с критикой с самых разных сторон. И в первую очередь, со стороны адептов экстремизма и псевдолоялизма. Что интересно, в отрицании необходимости работы по созиданию российской уммы как активной и ответственной части отечественного гражданского общества они оказались в одной окопе. По разным причинам и основаниям, но факт ситуативного сближения налицо.

Уже позже креативные инновационные подходы и эффективные модели в сфере государственно-исламских отношений и партнерства России с Исламским миром, впервые сформулированные в Совете муфтиев и лично муфтием Равилем Гайнутдином, стали частью официальной линии. Это относится почти ко всему, что было реализовано и реализуется в данной сфере — от вступления Москвы в качестве наблюдателя в Организацию исламского сотрудничества до концепта «социализации» мусульманской общины, о которой говорит Владимир Владимирович Путин.

Таким образом, СМР стал одним из краеугольных камней в здании современной России — Российской Федерации. Наряду с Русской православной церковью и другими институтами наших традиционных конфессий, он заложил основы для рывка в будущее. СМР, без лишнего пафоса, и персонально муфтий Гайнутдин внесли неоценимый вклад в сохранение единства государства, в обеспечение его безопасности и развития.

Однозначно, без их активной разумной патриотической и созидательной деятельности верх в мусульманской общине по всей стране, не только временами на Северном Кавказе, взяли бы экстремисты и сепаратисты. А бездействие, даже принципиальный отказ, нежелание и неспособность «советских» имамов им что-то реальное противопоставить только бы усилило смуту и центробежные тенденции.

Создание СМР в 96 также явилось настоящим спасением для традиционной многовековой системы управления религиозной жизнью мусульман нашей страны. Именно Совет муфтиев стал правопреемником и продолжателем традиций не только созданного Екатериной II Оренбургского магометанского духовного собрания (первого духовного управления мусульман), но и всех остальных институтов мусульманской самоорганизации, бытовавших на территории России.

Дело в том, что мусульманские структуры советского образца, как и сами «советские» муллы, не смогли вписаться в резкие исторические повороты 90-х. К 96 году всем стала очевидна тупиковость ситуации. Требовалась структура, которая вберет в себя лучшие традиции прошлого — опора на знание, на коранические принципы просвещенности и совещательности — и, продолжая общую историю, опираясь на опыт предков, поведет мусульман вперед, ответит на новые серьезнейшие вызовы.

СМР по праву надо назвать наследником всей богатейшей истории мусульман России. Он воплотил ее в современности, а муфтий Гайнутдин стал ее лицом сегодня.

СМР удалось нащупать механизм и осуществить связь поколений мусульман России — дореволюционной, советской и современной. В 90-е, не будем забывать, господствовало мнение о невозможности этого или вообще о вредности попыток искать опору в собственной истории и традиции. Данная точка зрения являлась чуть ли не официальной.

В этой всей связи понятно и естественно, почему именно Гайнутдин, глава СМР, инициировал создание и возглавил Духовное  управление мусульман РФ. Это стало логичным продолжением того, что было сделано в 96. Опираясь на 20-летний опыт и на все наше великое прошлое, под руководством своего муфтия наша община, российское мусульманство как явление мирового духовного наследия, уверенно идут дальше в XXI век.

И последнее. 20 лет СМР — это личный жизненный успех муфтия Равиля-хазрата. Это монумент его колоссальному труду на благо Ислама и Родины. Его персональная роль в мусульманской истории неоценима.

Он лично снова и снова всем доказал, что самое ценное в этой и будущей жизни — это принципиальное следование словам правды, четкая реализация общесогласованной стратегии созидания и, самое главное, служение Богу, ближнему и своему Отечеству.

Дамир Мухетдинов,
первый заместитель председателя ДУМРФ,
председатель ДУМ Санкт-Петербурга и Ленинградской области,
ответственный секретарь Международного мусульманского форума